04 мая 2016

Когда Валера сказал, что хочет познакомить меня с мамой, я пришла в неописуе-мый восторг и решила, что это событие, к которому непременно нужно подгото-виться. Отбросив все сомнения, я пошла на маникюр и записалась на стрижку. Со слов Валеры, его мама была крайне интеллигентной женщиной со старыми усто-ями. 

Поэтому, я попросила парикмахера сделать мне на голове прическу, как в 80-е, но чтобы стильно. Я не буду описывать, что получилось, но я стала выглядеть и правда как из прошлого. Добавив к этому всему плотные колготки, белую блузку и юбку-карандаш, я решила, что добилась максимального эффекта, чтобы понра-виться родителям Валеры. Надо сказать, что мы договорились встретиться сразу на месте, у него дома.

В назначенный час я пришла по нужному адресу и позвонила в дверь. Мне открыла дверь полная дама, лет 45 и без всяких вопросов сказала: «Опять эти свидетели Иегова. Давай, чеши отсюда, евангелистка хренова», после чего захлопнула дверь, ничего мне не дав сказать. Я позвонила еще раз и сразу сказала, что я не из свидетелей Иегова, на что услышала «Орифлейм тоже не нужен!»

В полном отчаянии что-то объяснить, я набрала Валеру и почему-то так обидно и жалко стало себя, что я разревелась. Максимум, что я смогла ему объяснить, что я сижу в подъезде. Дверь снова открылась, выглянул Валера и с ржачем сказал: «ну проходите, сестра Кларисса, рассказывайте нам про пришествие.» 

С кухни, сияя и скрывая смех, появилась мама Валеры и увидев меня зареванную и абы как разодетую сказала: «Ну, Лорка, даешь! Уж сколько тебя на фотках ВКонтакте видела у Валерки, не ожидала, что не признаю…в этом… Пойди в ванну, умойся, да переоденься в халат хоть. И эта… Причешись что ли.»

Надо сказать, что с Алевтиной Павловной, мамой Валеры, мы стали близкими подругами. Она до сих пор в шутку зовет меня свидетельницей и очень любит рассказывать историю нашего знакомства за семейными посиделками. А я поняла тогда только одно: чтобы кому-то действительно понравиться, нужно быть самой собой.